Под знаком золотого ключа

Ключ :: Предметы :: Магические символы

под знаком золотого ключа

Золотой ключ (он же ЗлатоКлюч) — один из легендарный ключей от Расколотого Замка, принадлежавший Маркусу Ляхтичу. Знак ЗлатоКлюча. Этот обычай сделал ключ знаком покорности и капитуляции. но и золотой ключ, служивший знаком исправления названия должности. А тут — Золотой ключ, давний символ книги, ключа к знаниям, принятый эмблемой Здесь его и застает наша история ложи Золотого ключа.

Служил в гвардии, но рано вышел в отставку. Тронутый речью Новикова по поводу голода года, Походяшин, скрывая своё имя, передал ему более рублей для покупки хлеба и даровой раздачи его беднейшим жителям Москвы и подмосковных сел. Много потерял Походяшин и вследствие ареста Новикова, хотя и успел часть денег получить обратно по приказанию императора Александра I.

Продолжая свои благотворительные предприятия и после года, Походяшин, бывший миллионер, умер в бедности. Учился в Киево-Могилянской академии, затем в Университетской гимназии, откуда в начале года вместе с частью труппы студенческого театра был переведён в Петербург.

Панина, причем в исполнял обязанности дипломатического курьера для поездок в Швецию, Данию и Гамбург. Литературная деятельность Ванслова относится к петербургскому периоду его жизни. Рубана имеется перевод с немецкого.

Однако сотрудничество Ванслова в этом журнале сомнительно, а переводы Ванслова с немецкого неизвестны. Берков предполагал, что этот псевдоним принадлежит И. С по Ванслов был консулом и поверенным в консульских делах в Энзели в Персии [14]. В число братьев ложи входит несколько десятков братьев из Пермского края, Кировской, Ростовской и Свердловской областей, а также Москвы. Как и на Западе, в идеологическом отношении они были весьма разношерстными: С масонством заигрывал великий князь Павел Петрович, будущий император всероссийский.

Многие из будущих декабристов тоже состояли в ложах, но быстро раскусили бездеятельную сущность общества и отошли от. Да и Пьер Безухов, как мы знаем, тоже вскоре убедился в беспочвенности надежд на реальную ценность масонства и порвал с.

Вспомним, что и Пушкин, вступивший в году в Кишиневскую ложу Овидия, вскоре закрытую, жалел, пожалуй, не столько о несостоявшемся своем масонстве, сколько о невозможности дальнейшего откровенного общения в тайном кружке с людьми свободолюбивых устремлений, с будущими декабристами.

Правда, долго и прочно была связана с масонством судьба такой светлой личности в нашей истории — замечательного русского просветителя Николая Ивановича Новикова. Мистическая мишура, ритуальные маскарады тяготили его, он хотел бы свести их к минимуму, а то и совсем избавиться от них чем и восстановил против себя сочленов по ложе из числа видных аристократов. Показательно, что Новиков и принят-то был в орден, согласно поставленному им условию, без всякого маскарадного ритуала, в обход всех масонских законов.

Вот какие они разные были, эти масоны!. И поскольку таких, как Новиков, насчитывались единицы, власти смотрели на масонов сквозь пальцы и не преследовали. К фармазонам в клоб? Пошел он в басурманы? Много лет назад мне довелось от кого-то слышать, что масоны были и на Урале.

Ключ знак и символ

Признаться, не поверил тогда, а потом сомневался — может, что-то не так понял. В самом деле, откуда в нашем крае взяться масонам? Основные кадры их, как известно, составляли представители аристократии, богатого дворянства, высшего чиновничества.

Для помещений ложи и оборудования ее требовались просторные хоромы и немалые средства. Поэтому трудно представить себе, что масонские ложи действовали и на Урале, в этой далекой и сравнительно молодой российской провинции.

Богатых заводчиков принимать в расчет не приходится — они здесь бывали лишь наездами, между собой не общались. Тем более ни у одного из старых историков края нигде даже мельком не упоминается о масонах — ни у всезнающего Чупина, ни у обстоятельнейшего библиографа Смышляева, ни у перерывшего горы документов археографа Шишонко, ни у дотошного Дмитриева, проследившего, кажется, каждый день в истории Перми конца XVIII века.

А уж если у них нет, то обычно считается, что и нигде больше. В другом месте автор указывал и источник этих сведений — речи мастера ложи И. Панаева, хранящиеся в семейном архиве О. Гильдебрандт, а в копиях — в архиве А. Теперь оставалось лишь найти эти документы. Но где искать семейный архив какой-то О. А если копии остались в бумагах Пыпина, то как найти иголку в стоге сена — какие-то несколько листочков в огромном архиве этого историка и литературоведа, рассеянном чуть ли не по десятку архивохранилищ и составляющем около трех тысяч дел?!

под знаком золотого ключа

Просматривая совсем по другому поводу картотеку рукописного отдела Публичной библиотеки имени Салтыкова-Щедрина в Ленинграде, каким-то верховым зрением уловил среди бегло промелькнувших под пальцами карточек ту самую, о которой уже и мечтать перестал: И вот рукопись передо.

Вид ее скромный и какой-то уж очень обычный а представлялось, что и вид ее должен быть особенным — с изображениями черепов, костей и прочел чертовщины — обычные листы писчей бумаги старого формата, заполненные четким писарским почерком конца XVIII века. Бережно переворачивая листы, погружаюсь в хронику жизни этого своеобразного сообщества, столь неожиданно возникшего на уральской земле в те давние годы. Когда в читальном зале отдела рукописей стемнело и дежурный сотрудник включил общий свет, а сидящие за столиками читатели — свои настольные лампы, я уже настолько вжился в быт ложи, что показалось, будто это вспыхнула не люстра читального зала, а главный жертвенник ложи, и не читатели включили свои лампы, а братья-каменщики в кафтанах XVIII века возжгли светильники в виде человеческих черепов.

Ряды старинных книг в кожаных с золотым тиснением переплетах, выстроившиеся на полках старинных же шкафов вдоль стен читального зала, лишь помогали этой игре воображения. И далее следовал экскурс в предысторию ложи. Оказывается, ее намеревались открыть еще почти два года назад, но На что все братья коих имена ниже сего написаны изъявили единодушное свое желание.

И вскоре общим иждивением почти все надобные вещи были изготовлены, оставалось только устроить приличное место, где бы открыть ложу и начать священные работы под предводительством высокопочтенного брата Панаева, наименовав оную ложею Золотого ключа. Но, к сожалению, таковое богоугодное намерение за отсутствием братьев, за неимением дома и по разным другим причинам не имело и по сие время желаемого исполнения.

под знаком золотого ключа

Ныне же, находя удобнейшим к собранию местом квартиру высокопочтенного брата Панаева, единогласно положили до настоящего учреждения ложи собираться в оную и под его руководством составлять ложу поучения.

К протоколу приложены и списки учредителей. Имена эти пока здесь мало о чем говорят, и мы их оставим, чтобы вернуться к ним позднее, а тем временем посмотрим на место действия тех лет, город Пермь. В году, почти в самом конце затеянной Екатериной II административной реформы империи, была образована Пермская губерния на правах наместничества. И уже 18 октября того же года при пушечной пальбе, колокольном звоне и огнях иллюминации последовало открытие города и губернии И — не удивительно ли!

Такого история этого ордена, пожалуй, не знала! Однако в году состоялось лишь, так сказать, организационное ее собрание, а основная деятельность началась позднее. Впрочем, это можно понять: После чего братья наставляемы были Уже через четыре дня, 5 июля, масоны собрались. Почтенный брат Черкасов посылан был двоекратно в темную комнату к ищущему и, учиня надлежащие с ним испытания, привел его ко дверям храма, где ищущий объявил, что имя его Петр, отечество Антонов сын, прозвание Бейльвиц, от роду имеет 32 года За месяц с небольшим ложа пополнилась настолько, что появилась возможность открыть ее уже официально, в соответствии с уставом и по всем правилам обрядности.

Судя по протоколу открытия 29 июля, ритуал обряда удалось соблюсти полностью, хотя и со скидкой на провинциальные условия. По другую руку брат Блохин. По входе в ложу делали три путешествия, по окончанию которых постановлял брат Панаев светильники, говоря при первом Должностей в штате оказалось много: Присутствующие пьют за здравие ряда лиц сперва по положению, а потом и по желанию, сопровождая каждое здравие выстрелом из пушки Обилие и роскошь пиров привлекали в такие ложи вполне определенную публику, которой на самые-то идеалы масонства было просто наплевать.

Но это в богатых ложах, в доме какого-нибудь барина, которому приятно похвастаться искусством вывезенного из Парижа повара и ананасами из собственных оранжерей. Итак, ложа была законно открыта. Дальнейшая ее деятельность протекала в том же духе — те же маскарады и нравоучительные речи. Так бы, наверное, шло и далее, но Последний протокол ложи фиксирует лишь хлопоты по ее ликвидации: Бессменный секретарь ложи Иван Шестаков элегически заканчивал протокол: Но велика ли польза от душеспасительных бесед да нескольких десятков рублей, собранных для бедных?

Может, тут было еще и что-то другое, не отмеченное в протоколах? О чем, например, говорилось целых четыре часа в столовой ложе 29 июля? А может быть, стоит присмотреться к этой ложе с какой-то другой стороны, не по протоколам? Необычным было уже и само название ложи.

под знаком золотого ключа

Оно выделялось своеобразием в ряду названий других лож, обычно носивших имена мифологических и библейскиx персонажей Астрей, Горус, Фениксили элементов масонской символики вроде Восходящего солнца.

Необычна она и по составу своему.

Золотой ключ

Здесь все чиновники невысоких рангов. У такой публики, да еще в такой глуши, основное занятие общеизвестно — вино да карты. Так что же за люди пермские масоны — кто они, чем примечательны кроме участия в ложе Золотого ключа? Выяснилось, что Ашитков, Ванслов и Лев Черкасов были заседателями, а Бейльвиц — судьей земского суда, Блохин — председателем, а Шестаков прокурором в губернском магистрате, Шталмеер — секретарем приказа общественного призрения, Александр Павлуцкий — провиантмейстером, Бабановский— прапорщиком, Крох — лекарем, а Исаков — поверенным заводчиков Походяшиных.

  • Золотой ключ (масонская ложа)
  • валютный знак фотографии золотой ключ валюты знак золотой ключ Бесплатное изображение PNG

Все они в невысоких чинах, не выше надворного советника равного армейскому подполковнику. Восьми человек даже и в росписи нет — то ли уж совсем мелкая сошка, то ли люди других профессий, но никто из них ничем особенным известен потом не. А вот два имени заслуживают более пристального внимания. Иван Иванович Панаев — основатель и руководитель ложи. Родился он в году на Урале, в Туринске, где его отец служил воеводой. Лишь в году Чичерин выпустил его из-под своей опеки — произвел в подпоручики и отправил в столицу, снабдив рекомендательными письмами к влиятельным придворным персонам.

Все это, очевидно, с дальним прицелом — иметь поближе ко двору своего человека.

Ключ - это Что такое Ключ?

Воеводский сын и в самом деле довольно быстро вошел в круг высшего общества — стал адъютантом у генерала Румянцева сына знаменитого фельдмаршалаа затем у генерал-губернатора обеих столиц генерал-аншефа графа Брюса, в доме которого бывал весь цвет общества. Иван Панаев сделался своим человеком в этом доме, сдружился с интересными людьми — поэтом Г. Дмитревским; просвещенными барами И. Дмитриевым, университетскими профессорами философом А. И Николаем Ивановичем Новиковым заметим. Примечательно, что большинство из этих знакомых Панаева вскоре составили основные кадры русского масонства.

В эти годы и сам Панаев стал масоном, членом петербургской ложи Горуса. Есть сведения, что Иван Иванович был не чужд и литературных занятий, его сочинения пользовались успехом, за ними даже охотились. Впрочем, это понятно — они Поэтому можно предполагать, что Иван Иванович писал не романы, а религиозно-нравственные сочинения масонского толка. Его назначили в новооткрытую Пермь губернским прокурором. Здесь его и застает наша история ложи Золотого ключа. А что, может, и в самом деле Иван Иванович решил нести в глухую провинцию свет всеобщего просвещения.

В чем-то внешне похожа история и его сочлена по пермской ложе Григория Максимовича Походяшина, сына знаменитого в истории Урала купца и заводчика, выбившегося из ямщиков в миллионеры, ставшего одним из богатейших людей России, о котором, например, П. Словцов, историк Сибири, писал так: Стяжавший безмерное богатство собственной промышленностью, достиг памяти как оригинал любопытный.

Чупин оставил нам описание поместья Походяшиных, где прошло детство Григория: Дом деревянный, но огромный Максим Походяшин не был дворянином, но